- Morricone.Песенка петушка

четверг, 14 мая 2015 г.

Б.Акунин. Планета Вода




Писатель Акунин, рассказав нам кое-что об истории Руси, захотел, очевидно, немного отдохнуть от этой чернухи... Решительно расплевался с современной Россией: "С путинской же Россией у меня нет точек соприкосновения, мне чуждо в ней все. И находиться здесь в период всеобщего помутнения рассудка мне стало тяжело..." и отбыл в другие (прекрасные) места на земле.

Заодно обратился вновь к своей "фандориане", хотя, помнится, в последней книге "Чёрный город" Эраста Петровича вроде убили: "Человек в черном поднял револьвер и выстрелил связанному в голову.
Вдруг голос, очень знакомый, но уже не вспомнить чей, зашептал Фандорину на ухо сказку, под которую когда-то было так страшно засыпать: «В черном-черном городе, на черной-черной улице, в черном-черном доме…»".

"Вроде" или на самом деле - это нам, возможно, предстоит узнать. А пока появились приключения Фандорина в период, прешествущий тому, о котором рассказано в "Чёрном городе".
(http://vera-veritas.blogspot.com/2013/04/viktor-pelevin-boris-akunin-jerika.html)



Итак, новый сборник включает три повести: "Планета вода", "Парус одинокий" и "Куда ж нам плыть?". По авторской классификации это "технократический детектив", "ностальгический детектив" и "идиотический детектив".

Первая из них самая большая. Но, пожалуй, ее можно определить не как детектив, а скорей как приключение. С самого начала ясно, кто преступник, где всё происходит, задача: туда добраться и взять его.

Вот что говорит автор: "Титульная повесть, самая большая, вам скорее всего не понравится. Это технократический детектив, то есть почти фантастика, почти Герберт Уэллс, хотя скорее все-таки Жюль Верн. Я знаю, мои читатели в большинстве своем не любят слишком замысловатых фантазий, но ничего не поделаешь, дамы и господа. Начался ХХ век, а он будет насквозь технократичен и наворотит такого, что и не снилось фантазерам предшествующего столетия..."

                            

1903 год. Остров Аруба. Фандорин отдыхает от сыщицких дел и с двумя помощниками занимается поисками в глубинах тёплого океана сокровищ с некогда затонувшего корабля - 20 тонн золота.

При помощи субмарины "Лимон-2" он исследует морские глубины, наслаждаясь тишиной и покоем да спорами (переругиванием) членов "команды". Неизменного японца мы чуть не "потеряли" (так по крайней мере считал сам Фандорин и здорово печалился по этому поводу). Но проницательный читатель понимал, что так просто Маса не сдаётся... А пока он "дискутирует" со вторым спутником "хозяина" - неким Питом Буллем.

Этот "товарищ" чем-то напомнил нам соратников Акунина по российской оппозиции, в его уста он вложил, похоже, свои собственные оценки:
"Как этого человека звали на родине, до того, как он стал Питом Буллем, Фандорин так и не выяснил. Мистер Булль сделался американцем навсегда и без оглядки. О бывшей стране проживания он отзывался исключительно в уничижительном тоне, именуя ее «страной дураков», «Расеей» или просто говоря «у них там». Замечания делать было бессмысленно – от этого инженер делался еще более желчным.
– У них там к власти пришла воровская Безобразовская клика, – с удовлетворением продолжил Булль. – Я говорил вам: эта несчастная страна катится в тартарары, а вы спорили. Обреченное государство скотов, управляемое свиньями – вот что такое ваша Расея"...

Итак, Фандорин отдыхает в тёплых краях, но его и здесь нашли: английская разведка просит помочь в поимке маньяка-учёного, вокруг которого идёт какая-то шпионская игра, затеянная двумя морскими державами: Англией и Германией. Фандорин узнаёт, что Германия в одной из своих секретных лабораторий на Карибских островах укрывает профессора-детоубийцу. Это заставляет детектива взяться за разгадывание тайны лаборатории...

"Профессор Кранк – ведущий специалист по изобретению торпед и торпедных аппаратов. Наши люди сумели переманить его у немцев и тайно вывезти в Англию, где Кранк получил собственную лабораторию. В последнее время он работал над взрывчаткой нового типа, очень компактной и очень мощной. Она уже получила название «кранкит», хотя исследование еще не было завершено. Профессор один контролировал ход изысканий, кодировал все данные одному ему известным шифром..."

                           

И вот этого профессора Кранка, который с одной стороны вроде гений, а с другой - преступник, и предстояло найти и обезвредить, а лучше уничтожить.

"Взгляните, пожалуйста, на эти снимки.
Он достал из внутреннего кармана своей просторной визитки альбомчик, стал переворачивать страницы.

В первую минуту Фандорину показалось, что на фотографиях одно и то же: ванная, в ней неподвижная девочка-подросток неестественно белого цвета, с закрытыми глазами. Но присмотревшись, он увидел, что девочек три, просто они похожи: светловолосые и очень худенькие, с еще не развившейся грудью и проступающими сквозь кожу ребрами.

– Они спят или просто позируют? – спросил Эраст Петрович. – Кто и зачем покрыл тела белыми лилиями? Почему в ванне нет воды? Ее с-слили?
– Мертвы, – сурово ответил Торнтон. – Хоть и не похожи на покойниц. Воду мы не сливали. Именно в таком виде всех трех и находили... Обстоятельства гибели идентичны. Сначала девочка пропадала. Потом ее находили в ванной комнате в гостиничном номере. Никаких следов насилия, в том числе полового. На левом запястье разрез. Причина смерти – обескровливание. Белые лилии. Вода, перемешанная с кровью, слита. Как видите, всё выглядит очень аккуратно, почти стерильно..."

Маньян убивал маленьких девочек, больных чахоткой, живших (лечившихся) в санатории вблизи от той самой секретной лаборатории.
Однако, по ходу дела задача, решаемая Фандориным, усложняется: маньяк этот не просто маньяк, за ним стоит некое общество людей, орден, находящийся в глубинах океана, мечтающий о мировом господстве.

С этими людьми (их тоже можно причислить к безумным маньякам), которые способны и обладают техническими возможностями сделать ужасное, вот с ними-то и придётся иметь дело Фандорину. В угоду своим безумным планам они готовы принести в жертву всё – землю, воду, людей, даже детей.

Вот как "просто" объяснялось поведение маньяка: "Кранк – как цирковой тигр. Для того чтобы он прыгал через огненные кольца, приходится кормить его кусками сырого мясом с кровью. Когда профессор сталкивается с какой-нибудь неразрешимой проблемой, он начинает сходить с ума. Ему нужен эмоциональный толчок. И тогда он выпускает кровь из очередной фарфорово-хрустальной девочки. Глядя, как ее сон переходит в смерть, Кранк заряжается творческой энергией. Такое уж у него топливо, и ничего с этим не поделаешь. Он – чудовище, но очень полезное"...
                               
                           

Фандорин (под именем своего второго помощника Пита Булля, убитого во время операции) добрался, куда надо, завоевал доверие и его принимают в этот орден, соблазняя "прекрасным" будущим:

"Вы предлагаете переселиться на другую п-планету?
Нэп засмеялся:
– Попали в самую точку... Именно такую задачу и ставит перед собой орден «Амфибия»: переселиться с планеты Земля на планету Вода. Основную часть планеты занимает океан. Он обеспечивает жизнь нашего небесного тела. Однако современное человечество совершенно не умеет пользоваться ресурсами и возможностями Великого Моря. В лучшем случае болтается жалкими щепками на его поверхности. Орден «Амфибия» создан для того, чтобы перенести центр жизни с суши в воду. И Сен-Константен – центр этой новой империи...

...Орден «Амфибия» намерен взять на себя управление всей планетой. Нынешний мир хаотичен, разобщен, он на полных парах несется к самоуничтожению. Так называемые великие державы тратят львиную часть своих бюджетов на гонку вооружений. Всё это скоро закончится грандиозной мировой бойней с совершенно непредсказуемыми последствиями. Погибнут миллионы или даже десятки миллионов людей, будут эпидемии, страшный голод, разгул жестокости. Возникнут уродливые средневековые режимы. Города превратятся в пепелища...

...«Амфибия» же готова взять власть над морем в свои руки. Кто владеет водой, тот владеет всей планетой. Англичане поняли это раньше всех и, покорив моря, создали империю, занимающую треть суши. Но сами остались на суше. В этом их принципиальная ошибка. Они вынуждены содержать огромную армию и раздутый управленческий аппарат, тратиться на баснословно дорогой флот, который способен вести боевые действия лишь на границе воды и атмосферы – это все равно как если бы фехтовальщик умел наносить шпагой удары только на уровне груди и выше. «Амфибия» легко положит Британскую империю на обе лопатки.

Бред сумасшедшего, подумал Фандорин, продолжая изображать заинтересованное внимание.

– Да как это возможно? У Англии десятки броненосцев и крейсеров, сотни миноносцев и других военных кораблей!

– Скоро увидите. Но сначала скажите: увлекает ли вас великая задача, которую мы перед собой ставим?

– Б-безусловно. Я потрясен ее масштабностью. Однако, признаться, мне трудно поверить в осуществимость подобного замысла.

Нэп поднялся, с его лица пропала улыбка, взгляд заблистал, голос зазвенел. – Но знайте, Пит, что, вступая в орден «Амфибия», человек отказывается от всех иных обязательств. И обратного пути не будет. Мы все братья, мы готовы отдать жизнь друг за друга. Всё человечество делится для нас на две неравные части: на зрячих и на слепцов, на ведущих и ведомых. Те, другие, из бессмысленного стада, не имеют для нас никакого значения. Они не настоящие люди, они не более чем инструменты для достижения нашей великой цели. Их жизни ничего не стоят. Но каждый из членов ордена свят и бесценен. Войдя в наши ряды, вы получите привилегии, которые нельзя купить ни за какие деньги. Вы станете одним из немногих избранных. Но одновременно с этим вы добровольно откажетесь от всего личного. От семьи, любви, дружбы – если дружба за пределами братства".

Не случайно диспетчера Нэпа, знакомившего Фандорина с подводной страной, звали здесь Наполеон.

"Наполеон? Ну-ну, – подумал Фандорин. – Диагноз ясен. Мегаломания, раздвоение личности, болезненно кипучая энергия».

Я не маньяк, вообразивший себя Наполеоном Бонапартом. Мое имя действительно Наполеон, а фамилия действительно Бонапарт. Мой отец, племянник великого корсиканца, назвал первенца в честь двоюродного деда.

– Вы… ты хочешь сказать, что принадлежишь к дому Бонапартов? – Эраст Петрович покачал головой. – Но разве такое обстоятельство можно было бы скрывать?"

                           

В поисках возможности уничтожения Атлантиса (столицы новой "планеты") Фандорин находит помощника, но тот оказался "подставным" и нашего сыщика арестовали. Наполеон легкомысленно открывает ему тайну:
"Вы хотели узнать, как можно уничтожить Атлантис одним ударом? – Наполеон обернулся к Фандорину. – Взорвать город нельзя. Но один поворот вот этого красного рычага – и включится механизм разгерметизации, остановить которую уже невозможно. Эта мера предосторожности на случай, если мой город подвергнется внезапному нападению и возникнет угроза оккупации. Я не оставлю великим державам своих секретов. Тупоумные пигмеи, правящие миром, испоганят океан точно так же, как они испоганили землю. Смотрите: всего одно движение. Стеклянный купол начнет медленно расходиться по швам. Включится эвакуационная сирена. Хлынет вода. Через двадцать минут здесь будет царствовать море. Я, конечно, останусь в Атлантисе. У меня хватит времени выкурить сигару и выпить бокал вот этого вина. – Он показал пузатую бутылку темного стекла. – Урожай 1815 года – года, погубившего моего великого предка. Наполеон Первый умер на острове Святой Елены, Наполеон Четвертый окончит свой путь на острове Святого Константина. Вы знаете, что святая Елена – мать императора Константина?"

Сделал это он напрасно, Фандорин, как и положено, освободился (не без помощи верного японца - он оказался жив и невредим), и захватил Наполеона, который стал его "прельщать":

"Пусть лучше Атлантис достанется вам! Вы воспользуетесь им по своему усмотрению, – быстро заговорил даймё. – Честное слово Бонапарта! Я представлю вас братьям как своего преемника, а потом убью себя, не буду вам мешать. Вы знаете, что я выполню свое обещание!

– Зачем мне двести боевых субмарин со смертоносным оружием? Миру они тоже ни к чему. Ваш Атлантис – слишком опасная игрушка.

Добавил сам себе, по-русски:

– Всё утопить.

И опустил красный рычаг...

Я выстрою новый Атлантис! – крикнул им вслед даймё. – Я соберу людей! Я начну всё заново! Я – Наполеон, я не буду жить маленькой жизнью!"

                           

Вот такое очередное приключение Эраста Петровича.
В сборнике ещё две повестюшки. Я их, конечно, прочту и, думаю, быстренько забуду. Кстати, ждёт и ещё одно "произведение" Акунина по мотивам Истории Российского государства. Ордынский период - "Бох и Шельма". Никак не настроюсь на его прочтение...

А вот о чём по-настоящему сожалею, так о том, что до сих пор (с марта) не удосужилась поделиться впечатлениями от настоящей литературы - я имею в виду роман Донны Тартт "Щегол". Надеюсь, это произойдёт...

Ник vera-veritas зарегистрирован

0 коммент :

Отправить комментарий