- Morricone.Песенка петушка

суббота, 9 ноября 2013 г.

Сорокин. Теллурия. Продолжение



Итак, дочитала (с некоторым охлаждением) "произведение". Новых впечатлений практически нет, но решила завершить свой труд (может, кому сгодится, если нет желания читать толстую книгу).

Я бы, честно говоря, не стала её покупать, но, оказывается, есть очень много людей, которые её купили и, очевидно, ещё купят.
В своеобразном рейтинге продаж
по 3 магазинам (Московский дом книги, Библио-глобус и Москва) на прошлой неделе "Теллурия" Сорокина занимала второе место, на первом - "Инферно" Дэна Брауна.




Своё предыдущее "повествование" я закончила словами:
"Много о чём ещё удалось мне узнать про будущее, познакомиться с любопытными персонажами: троллями, футуристами, людьми с пёсьими головами, пожирателями человеческих останков, революционерами..."

Действительно, персонажи здесь частенько встречаются странные.
Например, работает в отеле тётенька и очень любит "подслушать чужую любовь" (своей-то нет): "Нет ничего слаще стонаний любовных за стеною. Пробирало это меня так, что домой из гостиницы возвращалась совсем никакая..."

О любви (сексе), разнообразной, своеобразной, в книге немало страниц.

Вот одна весьма необычная - любовь кентавра к Коломбине. Купил князь кентавра, привёз в имение на радость детям. Всё было весело и прекрасно. Но однажды к кентавру подошла женщина с гвоздём в голове. Стала она просить кентавра покатать её. А это было запрещено. Но уговорила его девушка, пообещав какое-то счастье.

Что было, я не поняла из сбивчивой речи кентавра: достала Коломбина из мешочка "одзин кюсхен невидимай и налепиць мени на губы. И мени став хорошо. И Коломбина достаць еще одзин кюсхен невидимай и налепиць мени на губы. И мени став оцень хорошо. И став оцень оцень оцень оцень оцень... хорошо. И я скакав и радовацця и несць Коломбину а она на мени сидець и смеяцця и пець песню... И так быв хорошо хорошо хорошо хорошо что я устав упав и спав..."

А когда проснулся кентаврик, Коломбины и след простыл... "А младший конюх мени говориць Коломбина уже уехаць в санкпитербох. И я очень пвакаць и кричаць и звать Коломбину..."

Обманула девушка, как водится, бедного кентаврика. Пвакав он
пвакав, сорвал цепочку с ворот конюшни и убежал в санкпитербох Коломбину искаць...
Вот такая грустная история.

Другая любовь - более "счастливая", но тоже необычная - этакий "виртуальный" секс:
"Поздняя осень. Поздний вечер. Однокомнатная квартира Алексея в подмосковной Коломне. Погасив свет, Алексей натягивает умницу на подушку, словно наволочку...
трогает подушку четырьмя пальцами. Подушка начинает светиться. На подушке возникает изображение лица девушки, лежащей на своей подушке. Её зовут Шан. Девушка улыбается Алексею..."

Идёт обычный разговор: милый, милая, я тебя и я тебя...
Алёша (обнимает подушку с изображением Шан). Я хочу тебя!
Шан: Хорошо, милый, как ты скажешь.

"Изображение Шан гаснет. Алексей сбрасывает одеяло с кровати, стягивает умницу с подушки и натягивает её на кровать как простыню. Быстро и нервно раздевается, опускается перед кроватью на колени, трогает кровать тремя пальцами. Во всю растянутую умницу возникает изображение лежащей на кровати голой Шан. Алексей начинает целовать ее тело, затем ложится на нее и овладевает изображением Шан. Они стонут". (Что-то это напомнило мне историю с сатириком Шендеровичем)


Вот так всё происходит быстро и простенько с помощью умницы - будущего аналога какого-нибудь айпада...

 

Ещё история.
Её Высочество (Татьяна, она же Марфинька) развлекается:
надевает парик, очки, "живую" плёнку на лицо, которая изменяет её облик, и отправляется в "опасный" район, где живут грубые фабричные люди.

Как и следовало ожидать, за ней увязались двое, догнали в каком-то тупике и изнасиловали одновременно оба.
Ужас, ужас? Ничего подобного. Вернувшись во дворец, Танюша привела себя в порядок, помолилась в молельной комнате, включила умницу и делится впечатлениями с подругой - княгиней Апраксиной.

"Татьяна делано наклонила голову и, глядя исподлобья, произнесла:
- А Марфинька сегодня опять это делала..."

"...Танюша, милая, дорогая наша Танюша, ты заставляешь меня и всех твоих подруг страдать каждый раз, каждый раз!"

- Глаша, знала бы ты, как нынче хорошо всё было. - Татьяна прикрыла глаза от удовольствия.

- Танечка, я просто понять не могу, сердечная моя, на кой сдалась тебе эта шпана, немощь подмосковная?! Рядом - полк кремлёвский, красавцы, парни - кровь с молоком, да каждый из них...
- Гвардейцы - это для Государыни. У меня, подруга, другой статус...

...Ох, Глашенька, как это всё же важно - давать народу своему. Как же это все-таки важно...
- Чтобы не изменил? - с похотливой усмешкой спросила Апраксина.

Глядя в расписной потолок, Татьяна подумала и ответила серьёзно:
- Чтобы любил.


Всё понятно...


О том, как русские мужики пьют, гуляют, гонят самогон, ссорятся, дерутся - в этом ничего нового нет.

А вот любопытная парочка: на границе между Татарией и Башкирским царством сидят у костра два путника с пёсьими головами - Роман (поэт) и Фома (философ). Идут они в Теллурию - далёкую, желанную. Приморились, сели передохнуть и перекусить. В качестве деликатеса - голова мужчины в каске. Снимают каску, бросают в котел: "варись же, голова смелого татарского воина, защищавшего свою родину от ваххабитских варваров..." (а могли съесть и сырую, но варёная, видимо, вкуснее).

При этом поэт и философ ведут серьёзные философские беседы, поэт читает стихи...

 Почему все так стремятся забить себе теллур в голову? Герой одного из сюжетов доходчиво объясняет:
"Все меркнет, все бледнеет и гаснет рядом с божественным теллуром. Этому продукту нет равных в мире наркотических веществ. Героин, кокаин, кислота, амфетамины - убожество рядом с этим совершенством...

...Вы знаете, в чем мощь теллура. Он возбуждает в мозгу нашем самые сокровенные желания, самые лелеемые мечты. Причем - мечты осознанные, глубокие, выношенные, не просто импульсивные позывы... теллур...божественный теллур дает не эйфорию, не спазм удовольствия, не кайф и не банальный радужный торч. Теллур дарует вам целый мир..."


У каждого своя мотивация: юноша 14 лет умоляет плотника вбить ему гвоздь (а это запрещено до 17 лет), чтобы вернуться туда, где в горящем доме остался котёнок, и спасти его...

Воины забивают гвоздь, который дарует им "мощь и стойкость, наполняет мужеством, дерзновением, благородной яростью..."

А вот токарь 3-го разряда пишет директору завода заявление с просьбой "выделить 120 рублей для покупки теллурового гвоздя и 50 рублей на услуги алтайского плотника для его забивания в мою голову, чтобы я мог встретиться с покойным братом Николаем, который помре шашнадцатого дни и увёл из нашего цеха набор жидких резцов для вторичной обработки больших сиятельных крестов..."

А одна из последних глав - это настоящий гимн теллуру:

"Теллур, сделавший нас совершенными!
Теллур!
Ты сверкаешь в ночи прошлых веков человечества! Ты разгоняешь мрак Истории! Ты- путеводная звезда Polaris!

Смерти нет! Мы веселы, сильны и счастливы! Мы обнимаемся с нашими мечтами! Мы дождались! Мы отталкиваемся от плоской земли! Мы прыгаем, прыгаем, прыгаем вверх! вверх! вверх! с грязного асфальта! с мостовых! из червивых склепов! из горящих домов! из моргов! из тюрем и лагерей! из братских могил! из взорванных казарм! из неудавшихся биографий!



Ещё парочка любопытных новелл. Одна из них посвящена "товарищу по цеху", не менее популярному писателю - Виктору Пелевину - написана с хорошим юмором. Досталось знаменитому "буддисту"...

"Виктор Олегович проснулся, вылез из футляра, надел узкие солнцезащитные очки, встал перед зеркалом, забил себе в голову теллуровый гвоздь, надел монгольский халат, вошёл в комнату для медитаций и промедитировал 69 секунд. Затем, пройдя в душевую, принял контрастный душ. Натянув на жилистое тело кожаный комбинезон стального цвета, вышел на балкон, запер балконную дверь, расправил крылья и взлетел над Москвой. Пролетев над Воздвиженкой и Гогоолевским бульваром, он спланировал влево, лихо и рискованно пронёсся между крестами храма Христа Спасителя, спугнув с них двух ворон, спикировал к реке, традиционно чиркнув крылом по водной поверхности, снова набрал высоту и надолго завис над Болотной площадью, планируя, кружась, набирая высоту и снова планируя. Он заметил, что слив pro-теста начался ровно в 15.35 по московскому времени...

...Покружив ещё немного над Болотной, он полетел в сторону Триумфальной, спланировал на высотную веранду ресторана "Пекин", прошёл в отдельный затемнённый кабинет и заказал, как обычно, пустую тарелку с узким орнаментом из золотисто-красных драконов. Положив на тарелку собственный хвост, он принялся неспешно жевать его, размышляя о только что увиденном. Но вдруг размышления его прервало крошечное кунжутное зёрнышко, лежащее на белоснежной скатерти стола. Это зерно неожиданно заставило его вспомнить, что в своём футляре он уже вторую неделю не один. Там поселилось кровососущее насекомое. Каждую ночь оно выползает из щели, чтобы напиться крови Виктора Олеговича. Как буддист он был не против этого, напротив, ему доставляло удовольствие чувствовать сквозь майю сна укусы и следующую за ними кровопотерю. "Насыщаясь, это существо делает меня более совершенным...- думал он во сне. - Я даю отсосать младшему. Это вам не стилек для манагеров..." Днем он иногда кратко молился за нового кровного брата".



Ещё глава, одна из последних, - об СССР, но не том СССР, в котором многие из нас жили, а о Сталинской Советской Социалистической республике.

История этого государства сама по себе экзотична: сразу после распада постсоветской России и возникновения на её пространствах полутора десятков новых стран трое московских олигархов-сталинистов выкупили кусок пустующей земли. И хлынули сюда состоятельные поклонники усатого вождя. В то время как бедным сталинистам путь сюда был закрыт.

В этой экзотической стране и решила провести свой медовый месяц парочка гомосексуалистов из Европы - Патрик и Энгельберт.

Фишка была ещё в том, что по желанию за отдельную плату туристам устраивали встречу с Самим. Естественно, не без помощи теллурового гвоздя. Вот как это происходило:
"В просторном храме Встречи их ждали прелестные девушки в белом, раздели, обрили головы, усадили в мраморную ванну, вымыли, растёрли алтайскими маслами и облачили в белые одежды с деликатно вышитой сталинской символикой. Напившись горноалтайского травяного чая, туристы подписали традиционный контракт об отсутствии претензий в случае ущерба здоровью, после чего их передали в руки седобородого теллурийца с выразительно-спокойным лицом. Усадив их в специальные кресла и проведя необходимые манипуляции, он забил в их гладкие, ароматные головы два теллуровых клина.

Патрик умер через восемь минут. Мозг Энгельберта боролся со смертью почти четыре часа.

Любопытно, что в СССР до них было всего два летальных исхода от теллурового трипа. Эти погибшие, равно как и Патрик с Энгельбертом, не были сталинистами. Зато многочисленное племя поклонников усатого Отца Народов никоим образом не страдало: все они возвращались из путешествия довольными и помолодевшими..."



Классный конец "романа" - небольшая глава о том, как новый, очередной (в каждой главе-новелле свой) герой уезжает на своём автомобиле ото всех, куда глаза глядят. А машины теперь работают в основном "на картофеле", ибо бензин (а значит и нефть) в будущей России кончился. Едет он по лесу, едет, сам с собой разговаривает, бац! - "картоха кончилась".

Вот тут он и решил остановиться и начать жить заново: построил избушку, стал охотиться, выложил колодец, по весне спланировал посадить картошку-скороспелку (семена взял с собой). Будет картошка - будет машина.

Рассуждает мужичок: "Нам лишнего не надобно – ни баб, ни кина, ни пузырей, ни пирамидок, ни гвоздей, ни войны, ни денег, ни начальства вашего. Так и доживу свой век. Дом есть, крыша не текет, пожрать есть что. На работу ходить не надобно, паши знай на себя любимого. Спи, когда тебе вздумается. Кланяйся токмо солнышку. Ласкай токмо зверушку лохматую. Пререкайся токмо с птицами лесными. Что еще человеку надо?"

Вот именно...

Тут и конец романа.

Так о чём книга? Да о обо всём, о том, что Россия распадётся (уже при Путине - приготовимся!), о том, что ваххабиты завоюют Европу, что где-то снова воскреснет коммунизм, что нефть кончится, что все забудут о нравственности и наконец-то восторжествует толерантность, а также и повсеместный разврат, оргии, педофилия, проституция, гомосексуальность, появятся генно модифицированные не только люди с головами собак, лани, рыси, но и мужские уды на ножках, способные мыслить... то есть многое  из того, о чём сейчас говорят, пишут, что предсказывают, чем стращают.

Большие и малые народы, перетасованные и разделенные на княжества, ханства, республики и королевства, кажется, как и прежде, в Средние века, ищут одно - рай, царство Божье на Земле.
Но ищут его в другом месте - в Республике Теллурии, их мечты, желания, надежды устремлены к волшебному металлу, который приносит счастье.

И краткий вывод: писатель Сорокин всё же на любителя...

См.также:
Сорокин.Теллурия
Молитва по-Сорокински

Ник vera-veritas зарегистрирован

6 комментариев :

  1. Чтобы сделать подобный вывод, не нужно было читать всю эту хрень...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. А чтобы назвать это хренью, надо всё-таки прочитать, не так ли?

      Удалить
    2. Вовремя вспомнила сатирика :-)

      Удалить
    3. Витэк, правда, обходился без айти-технологий :-)

      Удалить
  2. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить
  3. А что? Кое-что уже сбылось, а? "...ваххабиты завоюют Европу,.. что нефть кончится, что все забудут о нравственности и наконец-то восторжествует толерантность, а также и повсеместный разврат, оргии, педофилия, проституция, гомосексуальность, появятся генно модифицированные..." Провидец... :-)

    ОтветитьУдалить